Интервью с Корбаном за несколько дней до аннексии Крыма: это нарушение всех международных норм

В Украине вспоминают события трехгодичной давности. Расстрел Майдана и «отжатие» Крыма. За несколько дней до «референдума» в Крыму мы записали интервью с вновь назначенным первым заместителем губернатора Днепропетровской области Геннадием Корбаном.

Мы говорили с Корбаном в начале весны 2014 года. В марте 2014-го года интервью решили не публиковать. Но сейчас, когда Геннадий Корбан находится в бегах, а Крым уже три года контролирует Россия, мы решили опубликовать текст. Тем более, что сейчас он более чем актуален.

- Ситуация по Крыму. Ваша оценка...

- Оценка такая же, как и у всех. Это агрессия, аннексия, нарушение всех международных норм и обязательств со стороны Российской Федерации. Тут даже нечего комментировать.

- Как вы пришли во власть? Как это было? Вам позвонил Игорь Коломойский…

- Так это не было. Было иначе. После того, как узнал о (своем, - авт.) назначении, Игорь Валерьевич Коломойский позвонил мне. Сказал, что возможно его назначение (председателем Днепропетровской ОГА, - авт.). Я сказал, что нужно соглашаться. Это действительно уникальный шанс и очень нестандартный ход, который сможет сдержать сепаратистские настроения в нашем регионе. Поскольку он человек влиятельный, опытный, пользующийся авторитетом и является представителем местных элит. После того, как он приехал в Днепропетровск, после указа о его назначения, он приехал на подготовленную базу, которую здесь создали мы с Филатовым, все активисты, все представители Евромайдана уже были готовы к его приезду и приняли его на «ура», с аплодисментами, с лозунгами «молодец». После чего, естественно, он сформировал свой кабинет. Он знает, кто чем умеет заниматься. Олейник – курирующий правоохранительные органы, Филатов – внутренняя политика, а я – аппарат.

- Первые шаги новой власти в регионе…

- Прежде всего мы собрали всех действующих сотрудников и объявили, что мы старую страницу закрываем, не будем устраивать никакие разбирательства, искать иглу в стоге сена, врагов заговорщиков. Мы предложили всем сотрудникам облгосадминистрации, других администраций продолжать трудится на своем месте и выполнять свои обязанности. С каждым мы будем встречаться, беседовать и определятся по его будущей судьбе, но в основном 95% сотрудников будет сохранено на своих рабочих местах.

- То есть люстрации не будет?

- Давайте соблюдать терминологию. Это обычные люди, обычные чиновники, которые ни в чем не виноваты. На своем месте они - профессионалы, они должны выполнять свою работу. Просто всех выгнать и набрать людей с Евромайдана – это откровенно развалить работу. В Днепропетровске я с такими терминами был бы крайне аккуратен, потому, что здесь очень спокойно. И эта стабильность удерживается, в первую очередь, в результате того, что все мы говорим, что у нас есть общий враг. И перед лицом этого внешнего врага мы не собираемся устраивать политических баталий. Это вопиющие случаи с избиением людей, когда это было с наличием каких-то спортсменов в облгосадминистрации. Мы эти все вопросы передали прокуратуре. С этими вопросами нужно быть крайне аккуратным потому, что я сторонник позиции презумпции невиновности. Сейчас любой недоброжелатель может наговорить на своего товарища все, что угодно. Но обвинять и делать выводы потому, что кто-то что-то сказал, это неправильно.

Сейчас со всеми фактами (нарушения законности – авт.) разбирается новый прокурор. Он человек профессиональный, родом из Западной Украины, но мы его знаем. Он работал здесь. Потому есть взаимопонимание. Но то, что всех нужно люстрировать – я не сторонник таких методов. Должен быть очень толерантный подход к людям. Они все заложники той системы, которая была. Обвинить и выгнать их – это неправильно.

- А с бывшими первыми лицами – Вилкул, губернатор Колесников, прокурор области Марчук, главный милиционер Бабенко поддерживаете контакты?

- Нет, не поддерживаем. Единственное что… поскольку в областном и в городском совете большинство контролируется Партией регионов, или тем, что осталось от этой партии. Мы провели встречу с местными лидерами и задекларировали, что пока идет внешняя угроза, необходимо сохранять спокойствие. Для этого нам нужна помощь советов для того, чтобы никому не хотелось размахивать российскими флагами и устраивать захваты то одного, то другого здания. Потому у нас перемирие, мораторий на любые политические события, до тех пор, пока будет внешней угрозы для Украины.

- Более глобальный вопрос. Возможно ли сейчас подписание Договора об ассоциации с ЕС если не в условиях войны, то шаткого мира?

- Люди плохо представляют себе, что такое договор об ассоциации с ЕС. Для них подписание ассоциации это, в первую очередь – безвизовый режим. Но по сути это два документа: политическое и экономическое соглашения. Я считаю, что правительство двигается в нужном русле, когда ускоряет подписание политической части соглашения. Потому, что экономическая часть соглашения – более сложный документ. Он требует более детальной проработки. Это касается и Нацбанка, и таможни. Политическую часть мы приветствуем, народ увидит четкий вектор и люди этого действительно хотят.

- Геннадий Олегович, вопрос к Вам и как к бизнесмену, и как к госслужащему. Не секрет, что Украина сейчас в очень сложном экономическом положении. Ваш рецепт выхода из сложившейся ситуации...

- Для всей Украины или для Днепропетровска?

- Для всей Украины и для Днепропетровска в частности.

- Мне легче сказать для Днепропетровска. Для всей Украины картинку нужно иметь. Если в двух словах, то для Украины – это проведение реформ, связанных с «шоковой терапией». Это будут тяжелые реформы, тяжелые, прежде всего, для людей. Политики, которые идут во власть, не должны думать о рейтингах и политических перспективах. Их историческая миссия – провести страну путем реформ, после которых уже начнется улучшение. Как говорили Янукович и кампания «покращення». Но это потом. А сейчас – это путь «шоковой терапии».

- Это как в Чили при Пиночете, в Британии при Тэтчер, в США при Рейгане?

- Я склоняюсь к польскому варианту. Мы очень похожие страны – и политически, и демографически. В Польше «Солидарность» запустила механизм «шоковой терапии». Через год-два «Солидарность» исчезла с политической арены, но процессы уже нельзя было свернуть. Та же задача у нынешних политиков, нынешнего правительства и всех, кого оно ставит это – забыть о собственных рейтингах и провести реформы.

- Судьба Игоря Коломойского и Ваша как чиновников после 25 мая (выборы Президента Украины состоялись 25 мая 2014 года, - авт.).

- Я считаю, что мы пришли сюда надолго. Именно в этой области. Мы не претендуем на какие-то портфели, но, насколько я знаю, намерение губернатора и нас, как его команды, это прежде всего показать людям, которые проживают на данной территории, что может быть все и по другому. Нам нельзя дать взятку, мы все обеспеченные люди, мы все ездим на собственных машинах, охрана оформлена за наш счет. Территориями, на наш взгляд, должны управлять местные элиты, представляющие местных людей, понимающие их интересы. И тогда здесь будет стабильность и порядок. Я не могу, что мы пришли сюда навсегда, но я уверен, что тот результат, исходя из стабильности, которая есть в Днепропетровской области, она будет и в других областях. Я практически уверен, что и действующий президент и правительство останутся, они будут продолжать в том же духе кадровую политику. Более того, мы будем выходить с инициативами расширения местного самоуправления. Как финансовых, так и политических. У нас есть на этот счет идеи. Будем инициировать пилот по названием «Расширение прав местного самоуправления». Но речь не идет о федерализации, конфедерации. Только в составе Украины, даже не используем такую терминологию. Днепропетровск – это украинский город. Есть кучка людей, которые бродят, слава Богу, под контролем бродят.

- А санкции к ним применяться не будут?

- Мы считаем, что за убеждения людей нельзя сажать. При этом они предупреждены в жесткой форме, что любое проявление незаконных действий будут караться по всей строгости закона. Мы предложили сменить им «гасла» на флаги коммунистов, партии регионов. Пожалуйста, пусть они защищают свои политические интересы. Легально и законным способом. И чтобы это не пугало людей.

- Вопрос к Вам как к бизнесмену. Часто о Вас пишут «специалист по корпоративным конфликтам». Это адекватная оценка Вашей работы в бизнесе?

- Да. Можно сказать и так, можно сказать и «специалист по слияниям и поглощениям». Это нормальная терминология. Этим занимаются многие инвесторы. Есть известный инвестор «Icon», который держит небольшой пакет корпорации «Apple», относительно – в капитализации он стоит миллиарды долларов, в акционерном капитале он занимает небольшую, но третирует корпорацию на протяжении уже многих лет. При этом никто его не объявляет рейдером, не садит в тюрьму, не говорит, что он там что-то захватывает. Просто добивается своих прав наиболее агрессивным способом как акционер.

- Но бизнес, я так понимаю, Вы на «потом» оставили. Госслужба и бизнес совместимы?

- Несовместимы. Мы вышли из бизнеса, но я не могу сказать, что мы забыли, что такое бизнес. Наш бизнес налажен, он работает, есть ответственные люди. Безусловно, они приходят, решают какие-то вопросы. Я не буду отпираться, что мы имеем к этому отношение. Но даже физически времени не хватает не на бизнес, ни на близких. В 8.30 начинается оперативка. Выходим мы отсюда в одиннадцать-полдвенадцатого вечера.

Беседовал Андрей Никитин

Днепр Корбан Крым Коломойский 056
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии