«Не сказку о жестокой принцессе Турандот должны сыграть актеры в этом спектакле. Не просто содержание этой сказки должны донести они зрителю — а вот это самое свое современное отношение к ней, иронию свою, улыбку свою по адресу „трагического“ содержания сказки, сплетенного воедино с любовью к ней — вот что должно возникнуть в качестве нового содержания спектакля. Не сказочный мир должен возникнуть на сцене, а мир — театральный. „Представление“ сказки должно возникнуть на сцене. Все должно в этом спектакле звучать, как импровизация. Мастерство актера — вот та ось, на которой должен завертеться спектакль.»

На долгие годы этот спектакль стал знаменем театра, пробным камнем для многих молодых актеров, как это было и при Евгении Вахтангове.
Меняются поколения, а спектакль все живет на этой сцене.